27.03.2021

АНДРЕЙ РАДОЧИНСКИЙ: «РЕЖИССЁР ПОХОЖ НА ХРИСТОФОРА КОЛУМБА»

image

Газета Регионального школьного технопарка «Мы можем!» автор Мария Язева  27.03.2021

Фильмы, анимация, спектакли, культурно-массовые мероприятия. За всеми этими проектами стоит режиссёр. Некоторые думают о том, чтобы стать режиссёром, но немало и тех, кто даже не имеет представления о сути профессии. Чтобы выяснить, кто же такой режиссёр и развеять мифы об этой специальности, я взяла интервью у режиссёра Театра юного зрителя Андрея Радочинского.

— Андрей Николаевич, вы сначала окончили медицинское училище и работали некоторое время фельдшером, и только потом окончили театральный институт. Как вы думаете, лучше идти в режиссуру, получив опыт работы, образование в каком-то другом направлении или же можно спокойно пойти после 11 класса?

— Здесь нет каких-то жёстких критериев. У меня так сложилась жизнь, у вас по-другому она сложится. Здесь невозможно сказать, как правильно и как неправильно, как лучше и как хуже. У всех свой путь. Моя жизненная ситуация вообще не пример для другого. Если человек готов к 11 классу, он созрел и ему хочется заниматься именно режиссурой, пусть себе идёт да поступает.

— Вы преподаёте в Астраханском колледже культуры и готовите актёров. Может ли актёр стать режиссёром или для этого обязательно нужно специальное образование?

— Я знаю примеры режиссёров, не имеющих режиссёрского образования, и есть огромное количество режиссёров с образованием, которые лучше бы этим не занимались. А может ли актёр стать режиссером? Вот мой пример. Я, надеюсь, им стал.

— Есть ли смысл сначала учиться на актёра и потом на режиссёра? Или лучше сразу на режиссёра?

— Кто-то поменял профессию, созрел, сформировал своё мышление, как режиссёр, будучи актёром, а кто-то никогда в эту профессию и не ходил, а сразу поступал на режиссуру. Когда я учился актёрской профессии, о режиссуре вообще не думал. Меня увлекала именно актёрская профессия, вся эта кухня. И как произошёл этот процесс переформатирования — я не знаю. Это изменение угла зрения на театр, интерес к нему с другой стороны.

— Наверное, у каждого вуза есть своя особенная специфика. В какой конкретно вы посоветовали бы идти, чтобы обучаться на режиссёра?

— Конечно, это должен быть столичный город. Почему? Потому что очень большое значение в этом смысле играет среда, в которой происходит обучение. С театральной средой в том же Петербурге, Москве и Екатеринбурге всё нормально. Но тут помимо вуза важен ещё и мастер, к которому ты попадаешь. Кто набирает? Кто руководит курсом? Мне в своё время повезло с мастером.

— Какими способностями должен обладать абитуриент? Как он должен понять, что режиссура – это его?

— У него должен быть кругозор, он должен быть развит интеллектуально. Это должен быть человек с богатой фантазией, человек ищущий, человек смелый. Это в любом случае какая-то странность, какой-то иной взгляд на вещи, не общепринятый. Вообще люди, занимающиеся театром, люди немножко странные в хорошем смысле.

— У многих в головах есть стереотип, что, мол, когда я стану режиссёром, сразу начну снимать кино и ставить спектакли. Что на самом деле ждёт выпускников и что им вообще делать после выпуска?

— Кому как повезёт. Может этого выпускника, заприметив его работы на курсе, кто-то сосватает в конкретный театр. Его тут же позовут к себе, он поставит спектакль, о котором будут много говорить, и он будет обеспечен работой. Потом его позовут в другой театр, где предложат сначала должность очередного режиссёра, а через годик-другой он станет главным режиссёром. Такой сценарий может быть запросто. А может, он окончит институт, покажет свой дипломный спектакль, который никто особо не оценит, и выпускник будет тыкаться в разные театры и везде получать отказы, и так и останется без работы. Ну, в захолустье что-нибудь поставит, а его дар, его талант не будет оценен по достоинству.

И такой вариант возможен. Сценариев куча. К сожалению, не всех впереди ждёт гладкая дорога. Это касается не только режиссёров, но и актёров. Мы знаем большое количество успешных режиссёров и актёров, но это капля в море, а море – это несостоявшиеся судьбы. Это грустная тема, но тут всё зависит не только от режиссёра, но и от сложившихся обстоятельств, от удачи. Мне кажется, это касается всех профессий, не только театральных. Учёного, мечтающего заниматься наукой, тоже ждёт неизвестно что.

— С какими ещё трудностями связана профессия режиссёра?

— Трудности… Да это сплошные трудности и постоянное их преодоление. Я как-то попытался сформулировать образ профессии режиссёра: мне кажется, что режиссёр похож на Христофора Колумба. Вот идёт корабль, и почему-то капитан решил, что судно должно идти именно в эту сторону. Вокруг безбрежный океан. Ни компаса, ни карты — ничего нет. Но он говорит: «Поплывём туда!» Все уже устали, все требуют повернуть назад, уже никто не верит в успех, а он говорит: «Вот туда!». И в конце концов достигает земли, и все такие радостные, ура, наконец-то мы открыли новый путь в Индию! А на самом деле открыли Америку, но об этом ещё не знают.

Проблема номер один – коллективное творчество. Без этого театр невозможен, но и в этом же и его беда. Ну, не беда, так проблема. Ты пытаешься, чтобы люди, актёры, с которыми ты работаешь, смогли донести именно ту мысль, которую ты хочешь. А ведь они тоже самостоятельные, большие творческие единицы, они по-другому могут смотреть на эти вещи, понимаете? Значит, нужно найти общий язык, необходимо убедить их в своей правоте, а может, даже изменить своё мнение. Но при этом не изменить общей идеи и смысла, пойти на какие-то компромиссы, а может быть, стоять на своём до конца. Это сложно и прекрасно одновременно.

Источник