11.01.2021

Дед Мороз: «Мы сами – творцы своих чудес!»

image

В роли любимого и взрослыми, и детьми, самого доброго и светлого сказочного героя он уже почти 40 лет. В прошлом новогоднем сезоне сыграл в 56 спектаклях. В этом, несмотря на эпидобстановку, тоже большой объём работы – порядка 30 выходов к публике. В специальном праздничном интервью – главный Дед Мороз Астраханского театра юного зрителя, замечательный актёр Станислав Журавлёв.

Говорящая щука не нужна

— Станислав Николаевич, какие у вас ощущения от коронавирусного 2020-го?

— Какое-то напряжение всё равно чувствуется, хотя мы в театре и пытаемся как-то преодолевать его – своими спектаклями, атмосферой. Но осадочек, как говорится, остаётся. У меня коронавирусом переболела мама, которой 95 лет…

— А что-то хорошее было?

— То, что мы не сложили руки. Мы живы, мы радуемся, мы встречаем Новый год. В этом и есть позитив.

— Как, на ваш взгляд, нужно преодолевать трудности? Стоит верить в чудеса и в остальное время, помимо Нового года?

— Конечно! Верить в чудо – это самое главное, что отличает нас от первой сигнальной системы. Потому что мы люди – думающие и мыслящие. Этим и спасаемся. Если не верить в будущее, не надеяться, тогда зачем жить-то вообще, зачем Новый год справлять, зачем Деды Морозы нужны?

Каждый день жизни – это чудо. Не нужно выискивать в полынье говорящую щуку… Мы сами – творцы своих чудес!

«Дедушка! Какое сегодня число?»

— Когда вы впервые сыграли Деда Мороза?

— Году в 80-м. Даже расценки помню: за детскую ёлку – 15 рублей, а за вечерний корпоратив для взрослых– уже целых 30.

— А родственникам, друзьям сюрпризы устраиваете?

— Не только родственникам! Раньше надевал костюм, выходил в кремль (я живу недалеко) и поздравлял всех. Все доброжелательно относятся, обнимаются.

Ой, такой случай помню! Собрались с женой, кстати, как раз родственников поздравлять. 3 января. Уже и хлопушки все отгрохотали, и речи все прозвучали. Идём через девятиэтажные новостройки. Я – в костюме. Десять-одиннадцать утра. И вдруг сверху откуда-то голос доносится: «Де-ду-шка-Мо-роз! А-ка-кое-се-год-ня-чис-ло?» – и я так расхохотался! То есть ребята потерялись напрочь — настолько весело отметили.

— А во время новогодних детских спектаклей были какие-то забавные случаи?

— Есть такое понятие «зелёная сказка» – заключительная в «новогоднем сенокосе». Актёры там, честно говоря, хулиганят. Естественно, в разумных границах: переставляют текст, добавляют приколы. Такой театральный приём. Радость: всё завершилось!

Когда я работал в тюменском театре, мы играли «Чиполлино». Взрослые актёры – под 50-60 лет! – договорились, что они всех цитрусовых выведут на подиум и «расстреляют». И вот читают приказ: «За 50 дней вы нам так надоели! Приговариваем к расстрелу». Из-за кулис, из порталов выходят с винтовками, с автоматами, с пулемётами…

Выговора, замечания – ничего не останавливает. Правда, эти выговора потом снимают. Дирекции всё понимают, и к таким шалостям относятся снисходительно.

— Ещё бы! Такой экспромт, наверное, интересен и самим зрителям!

— Люди, знакомые с актёрским миром, специально приходят именно на последнюю сказку. Знают: что-то обязательно будет! А остальные, конечно, в недоумении.

Главное – внутренний позитив

— Быть на сцене Дедом Морозом, в которого поверят… Какой главный секрет?

— Опыт. И, естественно, отношение к детям. Если чувствуешь, что как-то иначе относишься к детям: «Опять надоели! Вот, пришли!» – то надо менять амплуа.

— Переквалифицироваться в Бабу Ягу?

— Да-да-да! Внутренний позитив передаётся. Какое у тебя состояние, что ты чувствуешь и с каким настроением выходишь, то и видит зритель. А детей тем более не обманешь: они или к тебе липнут, или стоят и плачут.

Внешняя красота – бонус в актёрском мастерстве, но не главное. В роли Деда Мороза такими бонусами я считаю рост и баритонистный голос.

— Чего хочется самому Деду Морозу во время выступления?

— Охладиться. В этой одежде очень жарко, я вам скажу. Костюм на синтепоне, иначе он не будет держать форму. Сама ткань, фурнитура тоже не способствуют теплообмену.

— Понятно, что спектакль – это чётко распланированное зрелище. А когда приходит время интерактива со зрителями? Что это? Импровизация?

— Конечно, есть набор отрепетированных фраз – уже и проверенных, смешных. Но и импровизация присутствует. Она идёт от непосредственной реакции зрителя. Кто-то что-то скажет занятное – естественно, поддерживаешь его, развиваешь тему.

Искали сухую мандаринку

— Когда вы были маленьким, и к вам на утренники приходил Дед Мороз, вы сами верили в него?

— Конечно, верил. До определённого времени. У нас всегда были ёлки. И это всегда какое-то торжество, таинство. Фотографии есть: где-то я морячок, а где-то – зайчик с ушками. Представляю, как мило смотрелись эти утренники со стороны.

— А подарки помните?

— Да, кстати! Я часто вспоминаю. Из всего подарка – ну, время было такое, я уже взрослый, 63 года мне – мы искали не шоколадки, не конфеты, а такую сухую мандаринку! Мы по девять месяцев в году вообще не видели мандаринов. Наверное, нынешнему поколению это сложно понять: «Как так? Пойди в супермаркет и купи». А вот мы радовались этой маленькой мандаринке с высохшей жёсткой цедрой!

— В Астрахани на Новый год редко бывает снег… И в канун 2021-го он обошёл нас стороной. Несмотря на это, чувствуете праздничное настроение?

— Я вам ещё одну ситуацию расскажу! Снимался в новогоднем ролике для газпромовского телевидения. И вот – Аксарайский, кучи серы, подъём на скважину… Спускаюсь с вышки, смотрю на себя и думаю: всё, в этом году мои корпоративы закончились. Весь костюм в грязи.

А вообще праздничное настроение – это подсознательный процесс. Какая бы ситуация ни сложилась, всё равно мы нарядим ёлку, сядем за стол с оливье, холодцом и селёдкой под шубой, стрельнём шампанским и попоём, посмотрим старые фильмы. Новый год ведь!

Источник